Close

12.10.2015

4-й Цветаевский костер — 2015 г.

Цветаева и её друзья-современники А. Блок и Б. Пастернак

Сегодня мы собрались на 4-й Цветаевский костёр, который посвятим поэтам-современникам Марины Цветаевой – Александру Блоку (135 лет) и Борису Пастернаку (125 лет).

История взаимоотношений двух больших поэтов – Марины Цветаевой и Бориса Пастернака – это более 100 писем на протяжении 13 с лишним лет и всего несколько коротких встреч. Но была другая общность – поэтическая, и не только в стихах, которые они посвятили друг другу. Много было общего в воспитании, условиях жизни, сформировавших особый взгляд на мир и поэзию.

И Марина, и Борис происходили из профессорских семей, у обоих отцы добились признания своими силами и талантом. У обоих матери- талантливые пианистки, атмосфера культуры и поклонения музыке и литературе – вот среда, в которой росли таланты и Марины, и Бориса.

Марина Цветаева слышала чтение стихов Пастернака в Политехническом музее на вечере поэтов, и он показался ей отчужденным и непонятным: «Февраль. Достать чернил и плакать….». Силу стихов Цветаевой Пастернак понял и открыл для себя лишь в 1922 году после чтения стихов сборника «Вёрсты». Марина тогда была уже за границей. В Чехии.

(Стихи из сборника «Вёрсты» читают 10А)

Потрясенный стихами Цветаевой, «бездной чистоты и силы», Пастернак написал письмо в Прагу, полное восторгов и сожалений, что так поздно её узнал. Так началась их переписка. История их взаимоотношений отражена в их письмах и стихах: «Входи, мой друг, входи без стука», «Любимая! – молвы слащавой…».

Известное стихотворение Пастернака «Мело, мело по всей земле…» и цветаевское «Февраль – кривые дороги» необыкновенно созвучны. С зимой связаны холод, одиночество, неприкаянность и творческое вдохновение обоих поэтов. А образ свечи – своеобразный знак, при свече рождаются стихи.

Романс на стихи Пастернака «Никого не будет в доме».

Оторванной от родины Цветаевой письма Пастернака были нитью живых человеческих отношений. В них она находила поддержку, а в стихах – отзвуки собственных чувств. Гармония душ ощущается, несмотря ни на какие расстояния.

Цветаева «Расстояния, версты, мили….»
Пастернак «Марине Цветаевой»

После возвращения Марины Ивановны в Россию в самые трудные для неё годы Пастернак помогал ей и деньгами, и помог получить работу переводчика, помогал сестре и дочери Марины, оказавшимися в лагерях ГУЛАГа. Узнав о гибели Марины, Пастернак долгое время не мог поверить, что её нет.

Пастернак «Памяти Марины Цветаевой».

М. Цветаева знала многих поэтов начала 20-го века, со многими дружила, но божьим праведником прекрасным и светом её души был Александр Блок. Для неё он был высотой поднебесной, преклонение перед поэтом Марина пронесла через всю жизнь. Со своим кумиром Марина Цветаева не была лично знакома, хотя видела его два раза в Москве, в мае 1920 года: первый раз во время выступления в Политехническом музее 9 мая, а второй раз – во Дворце искусств 14 мая.

А. Блок
«Есть минуты, когда не тревожит…»
«О доблестях, о подвигах, о славе…»
«Когда вы стоите на моем пути…»

Встречу с Блоком можно назвать духовной в высшем значении этого слова. Ему она посвятила свои стихи, но подойти не осмелилась. Она передала их через поэтессу Звягинцеву, а 14 мая 1020 г. – через свою 8-летнюю дочь Ариадну.

М. Цветаева
«Имя твоё – птица в руке…»
«Думали, человек…»

Впоследствии Ариадна вспоминала слова матери о том, что Блок – не менее великий поэт, чем Пушкин. В 1921 году, потрясенная смертью Блока, Цветаева пишет поэтический реквием, в котором нет плача по умершему, а есть торжество духа и восхищение поэтом: «Други его – не тревожьте его!»

Позднее, в 1923 году, в письмах к Пастернаку Марина вспоминала, как она в 1920 году видела больного Блока с впалыми висками, и горько сожалела, что пропустила такую важную встречу в своей жизни: не решилась подойти. Но её книжечка стихов А. Блоку, изданная в Берлине в 1922 году, — чудесный дар памяти великому поэту.

А. Блок «О. я хочу безумно жить!»

М. Цветаева (романс) «Времени у нас часок»

Свободный микрофон

Выдающийся русский поэт XX века Иосиф Бродский, родившийся за год до смерти Марины Цветаевой, не просто отдавал дань восхищения творчеству Цветаевой, но и писал статьи о её творчестве, участвовал в 1992 году в Международной научной конференции к 100-летию русской поэтессы. Выступление его произвело фурор. Он сопоставил поэтические тексты Цветаевой и Пастернака, отдавая предпочтение мощи цветаевского поэтического дара. Он назвал Цветаеву самым крупным поэтом XX столетия. И на вопрос журналиста: «Среди русских поэтов?» — Бродский повторил: «Крупнее Цветаевой в нашем столетии нет поэта!»

WordPress Lessons