Close

10.10.2014

3-й цветаевский костер — 2014 г.

«Две Музы поэзии серебряного века»

Третий Цветаевский костёр посвящен двум великим русским женщинам эпохи серебряного века – выдающимся поэтам Марине Ивановне Цветаевой и Анне Андреевне Ахматовой (в июне ей исполнилось 125 лет).  Современники часто объединяли их. Почему? Казалось бы, они такие разные. Громкий, часто до крика, срывающийся подчас до шепота голос Марины – и тихий, мелодичный, завораживающий своей прелестью голос Анны.

У них была всего единственная встреча – в июне 1941 года! Марина всегда жила в её ожидании: «В утренний сонный час, / -Кажется, четверть пятого,/ Я полюбила Вас,/ Анна Ахматова». Они испытывали друг к другу интерес, но со стороны Марины Ивановны он был явно сильнее. Цветаева полюбила стихи Ахматовой ещё в 1912 году, прочитав сборник «Вечер» (читают стихи Ахматовой из сборника «Вечер» — 3-4; стихи Цветаевой из цикла «К Ахматовой» 1916 г.: «Златоустой Анне – всея Руси», «Охватила голову и стою…», «О Муза плача, прекраснейшая из Муз!».

Объединение этих двух имен неслучайно. Обе ещё в юности были приняты в круг поэтов – мужчин на равных, так как у обеих было отношение к поэтическому творчеству как «священному ремеслу», теснейшая связь с родной землей, её культурой, историей, языком.

Наше священное ремесло
Существует тысячи лет.
С ним и без света миру светло…
(Ахматова)

Но где же на календаре веков
Ты, день, когда скажу: «Не до стихов»…
(Цветаева)

Лежат стихи, написанные наспех,
Горячие от горечи и нег.
Между любовью и любовью распят
Мой миг, мой час, мой день,
Мой год, мой век
(Цветаева)

Помолись о нищей, о потерянной,
О моей живой душе…
В этой жизни я немного видела,
Только пела и ждала.
Знаю: брата я не ненавидела
И сестры не предала…
(Ахматова).

Обе были поклонницами творчества А.Пушкина, обе боготворили его как человека. У каждой был свой Пушкин. Марина Цветаева в своём мемуарном очерке «Мой Пушкин» говорила о том, как маленькая девочка, которой самой суждено было стать великим поэтом, брала у него уроки смелости. Уроки гордости. Уроки верности. Уроки судьбы. Уроки одиночества. Анна Ахматова в своей Пушкиниане говорит о том, какой ценой «покупается» слава поэта:

Кто знает, что такое слава?
Какой ценой купил он право,
Возможность или благодать
Над всем так мудро и лукаво
Шутить, таинственно молчать
И ногу ножкой называть?

Обе – и Марина, и Анна – сделали чувство любви «пятым временем года». «Я научила женщин говорить…» — с гордостью писала Анна Андреевна. Надежда, предчувствие, первая встреча, измена, боль, разрыв – обо всём этом рассказывает женщина: «Любовь покоряет обманно…» (1911 г.); «Дверь полуоткрыта…» (1911 г.); «Сегодня мне письма не принесли..» (1911 г.). Анна Андреевна не прочитала ей это при встрече. «А теперь  жалею, — говорила она в 1956 г. Лидии Чуковской. – Она столько стихов посвятила мне. Это был бы ответ, хотя и через десятилетия. Но я не решилась из-за страшной строки о любимых». Действительно, строка – «поглотила любимых пучина» — причинила бы Цветаевой боль: ведь  муж, сестра, дочь были арестованы. После этой встречи через две недели началась война, а через два месяца Марина Ивановна покончила с собой в эвакуации.

Пора! Для этого огня –
Стара!Пора! Для
…. Пора снимать янтарь….

Ахматова пережила Цветаеву на 25 лет. В поздние годы мало вспоминала её и не раскаивалась в совей холодности при встрече. Она теперь пишет по-другому, в новой для себя манере, завершая давние замыслы, думает о сущности поэзии, музыки.

Пусть всё сказал Шекспир, милее мне Гораций.
Он сладость бытия таинственно постиг.

Но в стихах 1961 года в своеобразный квартет великих поэтов, который образуют Пастернак, Мандельштам, сама Ахматова, входит и М. Цветаева:

Все мы немного у жизни в гостях,
Жить – это только привычка.
Чудится мне на воздушных путях
Двух голосов перекличка.
Двух? А ещё у восточной стены,
В зарослях крепкой малины,
Тёмная, свежая ветвь бузины…
Это письмо от Марины.

WordPress Lessons